Лагерь на весенних каникулах


Вот и закончился наш короткий лагерь для школьников из Success Academy, и наши леопарды, ежики и черепахи (они же благородные рыцари и прекрасные дамы) вернулись в свою школу. Нам было интересно с вашими детьми, и мы надеемся, что они тоже не скучали. А сейчас несколько зарисовок из жизни нашего лагеря.

Возвращаемся в KidzHOME после прогулки на детскую площадку, набегавшиеся, нагулявшиеся, уставшие. На последних метрах все прибавляют шагу и, обгоняя друг друга, бегут к дверям, чтобы побыстрее попить, отдохнуть и отдышаться. Каким-то образом у двери первым оказывается Костя. Но он не бежит, расталкивая остальных, вверх по лестнице, а придерживает дверь, чтобы всем было легче войти. Кстати, подобное случилось у меня недавно на занятиях по драме. Детям нужно было, спасаясь от медведя, пройти по тонкому мостику через ручей. Пока все бежали вперёд, толкая друг друга, Мика оказался первым на той стороне ручья и подавал всем руку, чтобы никто не свалился в воду. Я всегда говорю детям, что на наших занятиях( и не только там) они не просто мальчики и девочки, а каждый из них еще и немножко посол своей семьи, и по тому, как он держится, можно составить впечатление о его «державе». Мы надеемся на встречи еще со многими чудесными маленькими послами.

В последний день лагеря мы сразились с обитавшим в замке призраком и победили его (правда, дети упорно называли его Бабой Ягой), а после победы устроили выборы короля, то есть, решали, кто из нас самый сильный, смелый и так далее. Я раздал детям бумажки, на которых они должны были написать имя того из них, кого они считают достойным королевского сана (нечто среднее между конклавом и ландстагом). Первый вопрос был «А можно написать свое собственное имя?» Конечно, можно, ведь у нас пока полная демократия. В результате каждый из детей получил ровно по одному голосу, и нам так и не удалось основать новую королевскую династию, что, может, и к лучшему – с этими королями сплошные проблемы. Мы никому не вручили корону, но «никто не ушел обиженный».

А сейчас мы готовимся ко второй смене – лагерю для детей из обычных школ. Постараемся, чтобы и им у нас понравилось. Информация о лагере находится здесь

Приключения

В пятницу начинается наш очередной лагерь. Да, у большинства детей каникулы начнутся только 19 апреля, но в чартерной школе Success Academy занятий не будет с 5 по 12 апреля, а у нас в студии много детей из этой школы, поэтому мы делаем два лагеря в апреле, с 5 по 12 и с 19 по 26.

За это время мы постараемся поставить маленький спектакль по сказкам Киплинга, будем рисовать, делать поделки, гулять, общаться и, поскольку этот лагерь посвящен диким животным, познакомимся с разными зверями. Узнаем, кто из них самый быстрый, кто самый сильный, а кто самый умный, услышим, как звучат африканской ночью рев тигра или тявканье гиен. И конечно мы постараемся устроить детям приключение, то самое, где всегда побеждают ум и отвага. Ведь приключение это то, что обязательно надо пережить в детстве, как повезло Венди и Тому Сойеру. Потому что (откроем вам небольшой секрет) во взрослом мире приключений (с большой буквы) скорее всего не будет.

Как говорит один из героев Акунина: «В мире больше всего вещей неинтересных».

И чем старше становится человек, тем больше таких вещей вокруг него: с возрастом все труднее увидеть в луже настоящее море.

«Ну кто сказал: «Воспоминанья – зло»?»

— Мы не в изгнании — мы в послании, — написала когда-то Зинаида Гиппиус, и поколения эмигрантов примеривают на себя эту фразу, как побитую молью горностаевую мантию.

А давайте задумаемся над адресатом этого послания. Откинем ложный пафос и многозначительность и постараемся осознать простую истину, что, в сущности, все мы (а не только эмигранты) «живем на этом свете послами не имеющей названья державы». Хотя чего уж там лукавить, это послание мы сами и есть, а также наши чувства, мысли, опыт, воспоминания, да и адресат хорошо известен — это наши дети, внуки, все те, кто продолжит (или нет) нас на этой земле.

В эмигрантское послание входят обычно еще и дополнительные приложения: язык, культура, ностальгия. Одной из целью нашей Олимпиады как раз и является желание помочь родителям в послании. Даже не столько сама Олимпиада, сколько подготовка к ней помогают ребенку лучше понять, откуда родом его родители. Дети учат стихи, которые когда-то читали и учили их папа и мама, бабушка и дедушка, узнают не только о Петербурге, Москве, но и о Краснодаре, Подольске, Новосибирске, Пятигорске, Перми… И эти простые точки на карте наполняются для них особым смыслом.

«Рождая орган для шестого чувства…»

У большинства наших судей за время проведения Олимпиад выработались свои привычки. Кому-то больше нравится беседовать с детьми о будущей профессии или любимой книге (комиссия по разговорной речи), кому-то, помогать детям найти на карте Москву и Петербург и отличить Хохлому от Гжели (комиссия по страноведению).

А я больше всего люблю быть в комиссии по чтению. Прежде всего из-за стихов, которые читают дети. Мне нравятся интересные дети, которые выбирают что-то необычное. Вот входит ребенок, сначала он читает заданный текст, отвечает на вопросы по содержанию и объясняет трудные слова (тут редко услышишиь что-то необычное). Но потом… Мы спрашиваем его: “А какое стихотворение ты приготовил?” и он отвечает – Пушкина, Лермонтова, Есенина… А иногда — Коржавина, Высоцкого, Городницкого…

– Хорошо, прочти его нам.

А кто-то спрашивает: «А читать сидя или стоя?» «Как хочешь, как тебе удобнее» .

И происходит чудо. У ребенка светлеет лицо: видно, что он читает действительно свое любимое стихотворение и ему радостно его читать и этой радостью он делится с нами – и это замечательно, потому что стихи созданы, чтобы их читали, и непременно вслух, а иначе они не живут.

Прахом слова мои станут,
губ незнакомых не встретив;
их пробормочут те губы,
прежде чем пустят на ветер.

Синтио Витьер, пер. М. Самаева


Мы выбираем

На одной из наших Олимпиад мне пришлось быть привратником, то есть разводить детей по комиссиям и смотреть, чтобы не было слишком больших очередей.

Моя любимая комиссия — чтение. Там дети не только читают заданные тексты и отвечают на вопросы по ним, но и читают наизусть стихи. Мне всегда интересно знать, почему ребенок выбрал тот или иной стих. Конечно, я всегда его об этом спрашиваю.

Так вот, в тот раз я сам не слушал, как дети читают стихи, а бегал от комнаты к комнате, помогая детям найти нужную комиссию. Смотрю, перед дверью комиссии по чтению стоит мальчик лет двенадцати с томиком Пастернака в руках.

– Какое стихотворение ты выбрал? – спросил я, хотя уже сам угадал ответ и поэтому не удивился, когда он ответил мне: «Свеча горела на столе». Я только уточнил: «Ты сам выбрал или родители посоветовали?» «Сам!» – ответил мальчик.

«Пиастры! Пиастры!»

Недавно рассказывал детям о пиратах, Четырехлетняя Элинор задумчиво произносит:

Я вот все-таки не понимаю, почему пираты так любили деньги. Зачем они им были нужны и что они с ними делали?

Хороший, кстати, вопрос!

Пиастры, пиастры, пиастры!
А что с ними делать в море?
Не купишь на них ни ветер,
Ни чистые горизонты.

Теремок

На сцене дети играют спектакль «Теремок». Я, как обычно, сижу за кулисами и слежу сразу за всем: и за детьми, и за реквизитом – надо и декорации менять, и и реквизит подавать, и смотреть, чтобы артисты не пропустили свой выход, и подсказать, если кто слова забудет.

Действие идет к концу, на сцене появляется Медведь и рассказывает обитателям теремка свою грустную историю

Медведь

Ошибаешься, лягушка.
У меня была избушка,
Там жена жила, ребёнок,
Косолапый медвежонок.
В доме мир. В кастрюле каша.
Но пришла девчонка Маша,
Всё испачкала, сломала,
А потом людей позвала.
Хоть медведи мы огромные,
стали мы теперь бездомные,
Где же нам медведям жить,
Где нам спать, где есть и пить?

Даник играет роль медведя просто замечательно, говорит громко, с выражением, ничего не забывает, только зал как-то странно реагирует на его монолог: я слышу из-за кулис, что все смеются.

После спектакля спрашиваю, почему же зрители смеялись во время такой грустной сцены.

А ты бы посмотрел, отвечают мне, как он сидел на пенечке и произносил свой монолог, улыбаясь во весь рот.

Женский день

Мы поменяли страну, континент, небо над головой. В нашем багаже осталось не так уж много от прежней жизни — язык, набор привычек и, пожалуй, несколько праздников. Один из них — это Восьмое марта. Так уж получилось, что там, в прежней жизни, его называли Международный женский день, а здесь он никому не известен. Но от этого он не перестал быть праздником. Ведь первоначальное значение этого дня — борьба против дискриминации одного пола — было забыто еще в Советском союзе, где день этот отмечали просто как праздник женщин. А для детей это прежде всего был мамин день, ведь у нас не было того, что здесь называется Mother’s Day. Поэтому мы и решили рассказать нашим американским детям о празднике, который мы делали для наших мам, ведь материнская любовь не зависит от страны или языка. Приходите к нам на праздник в воскресенье 10 марта. Мы покажем детям кукольный спектакль «Варежка», дети споют песенки для мам и бабушек и сделают им поздравительные открытки, а потом будет угощение, которое принесут сами семьи. Это уже по американской традиции pot-luck party.

Спасательный круг

Из серии «Записки режиссера детского театра».

Ставим с детьми спектакль по сказке Киплинга «Как появились броненосцы». В одной из сцен черепаха (девочка) должна взять ежа (мальчика) за руку, чтобы научить его плавать. До этого момента все шло хорошо, а тут дело застопорилось. Оказывается, мальчик стесняется брать за руку девочку, вот просто никак не может себя заставить до нее дотронуться (и это при том, что когда они балуются на перемене, о таких тонких материях как-то не задумываются).

А тут — отказ от роли и всё. Пришлось прервать репетиции. После длительных размышлений все-таки нашли выход — дали девочке в руку спасательный круг, и теперь черепаха не брала ежа за руку, а протягивала ему круг. Спасательный круг спас спектакль.

Когда мы ставили этот спектакль второй раз, и ежом был только что пришедший к нам мальчик, мы с опаской спросили его маму: «А девочку он за руку он взять сможет?»

«Да хоть десять девочек. В чем проблема?» — удивилась его мама. Мы промолчали.

Спасибо Алле Борисовне

Из серии «Записки режиссера детского театра».

Ставим с детьми спектакль по «Золотому ключику». В «Буратино» мы хотим обыграть итальянскую commedia dell’arte. Естественно, как всегда, пишем сценарий под наших детей. Распределяем роли, все дети довольны, мы уже работаем над спектаклем, как вдруг девочка, играющая Арлекино, случайно узнает, что Арлекино — это вообще-то мужская роль, и тут же наотрез отказывается от роли. Мы бьемся с ней, уговариваем, что роль написана прямо для нее, но все напрасно. И тут кого-то осенило: – Слушай, Арлекино, конечно, мальчик, но ты знаешь, про него одна девочка поет очень хорошую песню. Вот послушай!

Быстро находим на телефоне Аллу Пугачеву и даем послушать. Говорим: «Ты еще дома послушай, а потом придешь и скажешь, что ты решила».

На следующем занятии спрашиваем: «Ну как? Что решила, будешь играть Арлекино?» Кивает головой: «Буду. Моя роль!»

Спасибо Алле Борисовне!