“Сама меряет! Было бы что мерять”

Я уже говорил, что каждому ребенку нужно найти время, чтобы посетить свой остров Нетинебудет. Но я забыл упомянуть, что любое такое путешествие требует знаний (как писал в свое время Б. Заходер во вступлении к книге про Алису, “чтобы отправиться в страну чудес, вам просто необходимо кое-что знать”). Именно поэтому всем новым детям, которые приходят к нам в студию, я показываю что-нибудь занимательное и прошу их угадать, что это такое. И это вовсе не экзамен, а определенный ритуал знакомства, чтобы лучше узнать ребенка и его интересы. Так вот вчера у меня был небольшой праздник: нам пришел мальчик, который с первого взгляда узнал астролябию и даже предложил показать, как ей пользоваться.

Ролевая игра

Еще один вид театра — это ролевая игра. В нашем лагере мы предлагаем детям выбрать себе время и место (обычно это что-нибудь романтичное — условные средние века, пираты, первооткрыватели) и проводим день или больше (в зависимости от обстоятельств) в параллельной реальности. В игре у нас сразу две цели: ненавязчиво научить детей чему-то новому, такому, о чем им вряд ли расскажут в школе, и не только научить, но и дать возможность почувствовать жизненные реалии того времени — научиться ходить в платье с кринолином или в рыцарских доспехах. Мы стараемся максимально (с поправкой на детский возраст) воспроизвести ту эпоху, в которую мы собираемся отправиться: соответственным образом украшаем зал, наряжаем детей в костюмы, учим их ориентироваться по компасу или стрелять из лука, писать гусиным пером или вязать морские узлы, делать украшения из ракушек или разгадывать закодированное послание… Конечно, мы рассказываем детям, как жили люди в то время — если речь идет о первооткрывателях, то мы показываем компас и астролябию, объясняем, как были устроены каравеллы, и учим ребят показывать на карте маршруты знаменитых путешественников (и прокладывать свой собственный маршрут), а если мы отправляемся в гости к пиратам, то нам предстоит узнать, что такое абордаж и пиастры, как назывался пиратский флаг, какие были корабли у пиратов и кого на этих кораблях называли powder monkeys.

Это то, что касается образовательной стороны процесса, но ведь кроме нее существует еще и приключение, и поэтому каждое наше путешествие обязательно развивается по сюжету. Это своего рода квест, который неизменно должен кончиться победой детей. Пиратские сокровища будут найдены, 37 параллель пройдена до острова Табор, драконы побеждены и приручены, и все подвиги, которые обязательно надо совершить в детстве, будут совершены. Только не подумайте, что кто-то проделает за детей всю эту работу. На протяжении всей игры за ними всегда остается право выбора, и им самим предстоит решать, что такое хорошо и что такое плохо.

Театральный лагерь

Итак, мы уже сказали, для театра необходима фантазия. Что же еще, помимо фантазии, развивает ребенок, занимаясь драмой? Во-первых, смелость, ведь выйти на сцену страшно. Надо учиться преодолевать свой страх и не растеряться, когда на тебя смотрят. И все равно, играешь ты Гамлета или лисичку-сестричку — мизансцена не меняется: «зал затих, я вышел на подмостки». На тебя устремлены глаза всех зрителей, направлены прожектора, микрофон ловит дрожание твоего голоса — это страшно, но ты сильный, ты справишься, ты преодолеешь дрожь в коленях и заикание и сыграешь свою роль.

Общеизвестно, что театр развивает художественные способности ребенка — он учится петь, танцевать и декламировать. Понятно, что при работе над ролью развиваются память и воображение, ребенок учится лучше владеть своим телом, улучшается его дикция и словарный запас. Это знают все.

Но мало кто задумывается о том, что на сцене ребенок развивает сообразительность, а также умение собраться и быстро реагировать на изменение ситуации, ведь юный актер учится взаимодействовать со своими партнерами, понимать и чувствовать других людей и предугадывать реакцию зрителей, т. е., в театре развиваются все те качества, которые дадут молодому человеку уверенность в себе, а когда он станет старше, эти качества помогут ему делать презентации для публики и не бояться интервью.

То есть, играя на сцене, ребенок не только развлекается, но и получает осязаемые преимущества, которые ему пригодятся во взрослой жизни.

Летний лагерь

Каждый летний лагерь старается представить свою программу, показать свою собственную изюминку для привлечения детей и, конечно же, их родителей. Выбор здесь необычайно широк, но, если отбросить нюансы и вынести за скобки спорт, то все лагеря условно можно разделить на два типа – обучающие и развлекательные. Мы же решили пойти по третьему пути и совместить обучение с приключениями. Театральный лагерь – самая подходящая форма для этой деятельности, причем определение «театральный» используется здесь в самом широком смысле этого слова.

Ведь театр это самый синтетический вид искусства, в котором соединяются живопись (декорации, грим), музыка, танец и, конечно же, актерское ремесло, а чтобы всё это ожило и случилось чудо, совершенно необходима хоть малая толика фантазии. Мы учим детей, что каждый спектакль начинается не с актеров, не с режиссера и даже не с вешалки, а с чистого листа бумаги, на котором мы поставим в качестве заглавия что-то вроде «Золушка» (пьеса в трех актах) или «Маленький принц» (фантазия по мотивам Сент-Экзюпери), а дальше предстоит составить список персонажей, посмотреть, какими из них можно пожертвовать, а какие понадобятся нам непременно (а, может, стоит добавить новых героев, которых нет в традиционном тексте). Понятно, что нам предстоит освежить в памяти произведение, которое мы собираемся ставить на сцене, а для некоторых детей это, возможно, станет первым знакомством с Киплингом (Милном, Андерсеном или Шварцем…), а затем нас ждет самая трудная, но и интересная работа — разобраться, как относятся персонажи друг к другу, почему они действуют в сказке именно так, а не иначе.

И вот мы выходим на сцену, примеряем на себя чужую одежду (или шкуру) и чужую судьбу, и постепенно рождается спектакль. Нас иногда спрашивают, а возможно ли сделать спектакль за две недели, ведь в студии над созданием спектакля дети работают по полгода. Но в студии у нас дети занимаются театром час в неделю (а то и реже), а в лагере мы можем позволить себе совершенно другой ритм работы.

Я уже сказал, что мы занимаемся драмой в самом широком значении этого слова, а не только театральной постановкой. В следующем блоге я постараюсь объяснить, что я имел в виду.

Приключения

Как написал Акунин, «в мире больше всего неинтересных вещей». Значит, интересных мало, их надо создавать самим. Задача нашего летнего лагеря — сделать пребывание в нем детей как можно более интересным. А что может быть интереснее приключений? Причем не только интереснее, но и познавательнее: мы примерим на себя рыцарские доспехи, королевские наряды, пиратские банданы и шкуры животных, научимся мастерить катапульты, делать украшения и повторим опыты древних ученых, а заодно проверим свои силы, смекалку и чувство товарищества. Ждем вас в нашем летнем лагере!

А чтобы подготовиться к летнему лагерю, а также проверить, подходим ли мы вам, а вы нам, можно сначала прийти в однодневный мини-лагерь 4, 6 и, или 11 июня.

Лагерь на весенних каникулах

Вот и закончился наш короткий лагерь для школьников из Success Academy, и наши леопарды, ежики и черепахи (они же благородные рыцари и прекрасные дамы) вернулись в свою школу. Нам было интересно с вашими детьми, и мы надеемся, что они тоже не скучали. А сейчас несколько зарисовок из жизни нашего лагеря.

Возвращаемся в KidzHOME после прогулки на детскую площадку, набегавшиеся, нагулявшиеся, уставшие. На последних метрах все прибавляют шагу и, обгоняя друг друга, бегут к дверям, чтобы побыстрее попить, отдохнуть и отдышаться. Каким-то образом у двери первым оказывается Костя. Но он не бежит, расталкивая остальных, вверх по лестнице, а придерживает дверь, чтобы всем было легче войти. Кстати, подобное случилось у меня недавно на занятиях по драме. Детям нужно было, спасаясь от медведя, пройти по тонкому мостику через ручей. Пока все бежали вперёд, толкая друг друга, Мика оказался первым на той стороне ручья и подавал всем руку, чтобы никто не свалился в воду. Я всегда говорю детям, что на наших занятиях( и не только там) они не просто мальчики и девочки, а каждый из них еще и немножко посол своей семьи, и по тому, как он держится, можно составить впечатление о его «державе». Мы надеемся на встречи еще со многими чудесными маленькими послами.

В последний день лагеря мы сразились с обитавшим в замке призраком и победили его (правда, дети упорно называли его Бабой Ягой), а после победы устроили выборы короля, то есть, решали, кто из нас самый сильный, смелый и так далее. Я раздал детям бумажки, на которых они должны были написать имя того из них, кого они считают достойным королевского сана (нечто среднее между конклавом и ландстагом). Первый вопрос был «А можно написать свое собственное имя?» Конечно, можно, ведь у нас пока полная демократия. В результате каждый из детей получил ровно по одному голосу, и нам так и не удалось основать новую королевскую династию, что, может, и к лучшему – с этими королями сплошные проблемы. Мы никому не вручили корону, но «никто не ушел обиженный».

А сейчас мы готовимся ко второй смене – лагерю для детей из обычных школ. Постараемся, чтобы и им у нас понравилось. Информация о лагере находится здесь

Приключения

В пятницу начинается наш очередной лагерь. Да, у большинства детей каникулы начнутся только 19 апреля, но в чартерной школе Success Academy занятий не будет с 5 по 12 апреля, а у нас в студии много детей из этой школы, поэтому мы делаем два лагеря в апреле, с 5 по 12 и с 19 по 26.

За это время мы постараемся поставить маленький спектакль по сказкам Киплинга, будем рисовать, делать поделки, гулять, общаться и, поскольку этот лагерь посвящен диким животным, познакомимся с разными зверями. Узнаем, кто из них самый быстрый, кто самый сильный, а кто самый умный, услышим, как звучат африканской ночью рев тигра или тявканье гиен. И конечно мы постараемся устроить детям приключение, то самое, где всегда побеждают ум и отвага. Ведь приключение это то, что обязательно надо пережить в детстве, как повезло Венди и Тому Сойеру. Потому что (откроем вам небольшой секрет) во взрослом мире приключений (с большой буквы) скорее всего не будет.

Как говорит один из героев Акунина: «В мире больше всего вещей неинтересных».

И чем старше становится человек, тем больше таких вещей вокруг него: с возрастом все труднее увидеть в луже настоящее море.

«Ну кто сказал: «Воспоминанья – зло»?»

— Мы не в изгнании — мы в послании, — написала когда-то Зинаида Гиппиус, и поколения эмигрантов примеривают на себя эту фразу, как побитую молью горностаевую мантию.

А давайте задумаемся над адресатом этого послания. Откинем ложный пафос и многозначительность и постараемся осознать простую истину, что, в сущности, все мы (а не только эмигранты) «живем на этом свете послами не имеющей названья державы». Хотя чего уж там лукавить, это послание мы сами и есть, а также наши чувства, мысли, опыт, воспоминания, да и адресат хорошо известен — это наши дети, внуки, все те, кто продолжит (или нет) нас на этой земле.

В эмигрантское послание входят обычно еще и дополнительные приложения: язык, культура, ностальгия. Одной из целью нашей Олимпиады как раз и является желание помочь родителям в послании. Даже не столько сама Олимпиада, сколько подготовка к ней помогают ребенку лучше понять, откуда родом его родители. Дети учат стихи, которые когда-то читали и учили их папа и мама, бабушка и дедушка, узнают не только о Петербурге, Москве, но и о Краснодаре, Подольске, Новосибирске, Пятигорске, Перми… И эти простые точки на карте наполняются для них особым смыслом.

«Рождая орган для шестого чувства…»

У большинства наших судей за время проведения Олимпиад выработались свои привычки. Кому-то больше нравится беседовать с детьми о будущей профессии или любимой книге (комиссия по разговорной речи), кому-то, помогать детям найти на карте Москву и Петербург и отличить Хохлому от Гжели (комиссия по страноведению).

А я больше всего люблю быть в комиссии по чтению. Прежде всего из-за стихов, которые читают дети. Мне нравятся интересные дети, которые выбирают что-то необычное. Вот входит ребенок, сначала он читает заданный текст, отвечает на вопросы по содержанию и объясняет трудные слова (тут редко услышишиь что-то необычное). Но потом… Мы спрашиваем его: “А какое стихотворение ты приготовил?” и он отвечает – Пушкина, Лермонтова, Есенина… А иногда — Коржавина, Высоцкого, Городницкого…

– Хорошо, прочти его нам.

А кто-то спрашивает: «А читать сидя или стоя?» «Как хочешь, как тебе удобнее» .

И происходит чудо. У ребенка светлеет лицо: видно, что он читает действительно свое любимое стихотворение и ему радостно его читать и этой радостью он делится с нами – и это замечательно, потому что стихи созданы, чтобы их читали, и непременно вслух, а иначе они не живут.

Прахом слова мои станут,
губ незнакомых не встретив;
их пробормочут те губы,
прежде чем пустят на ветер.

Синтио Витьер, пер. М. Самаева


Мы выбираем

На одной из наших Олимпиад мне пришлось быть привратником, то есть разводить детей по комиссиям и смотреть, чтобы не было слишком больших очередей.

Моя любимая комиссия — чтение. Там дети не только читают заданные тексты и отвечают на вопросы по ним, но и читают наизусть стихи. Мне всегда интересно знать, почему ребенок выбрал тот или иной стих. Конечно, я всегда его об этом спрашиваю.

Так вот, в тот раз я сам не слушал, как дети читают стихи, а бегал от комнаты к комнате, помогая детям найти нужную комиссию. Смотрю, перед дверью комиссии по чтению стоит мальчик лет двенадцати с томиком Пастернака в руках.

– Какое стихотворение ты выбрал? – спросил я, хотя уже сам угадал ответ и поэтому не удивился, когда он ответил мне: «Свеча горела на столе». Я только уточнил: «Ты сам выбрал или родители посоветовали?» «Сам!» – ответил мальчик.